России важен каждый ребенок

28.01.2013

Тема детей-сирот, проблемы усыновления буквально взорвала информационное пространство России после появления «Закона Димы Яковлева», который в том числе запрещает усыновление российских детей американскими гражданами. Можно по разному относиться к этому закону, но несомненно одно – закон сыграл роль детонатора. О проблеме детей-сирот в России никогда не говорили столь много, откровенно, с болью, чувством стыда и с непременным желанием что-то изменить. А вот что и как изменить, об этом мы решили поговорить с человеком, который уже более 10 лет занимается устройством детей-сирот в семьи, совмещая и профессиональную и общественную деятельность. Мой собеседник Ольга Абросимова, директор Центра семейного устройства детей и координатор нескольких проектов партии «Единая Россия», так или иначе связанных с проблемами семьи и детства.

- Ольга Борисовна, первый вопрос, как вы сами относитесь к иностранному усыновлению?

- Я считаю, постыдное иностранное усыновление было и будет унизительным для России. Сегодня, к сожалению, очень распространено ошибочное мнение, «миф» о том, что все дети, которых принимают в семьи иностранные граждане – инвалиды. Это не так. Среди детей, усыновленных иностранцами, лишь 5% составляют дети с ограниченными возможностями здоровья. Об этом сказал на одной из пресс-конференций и всегда подчеркивает уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, который имеет доступ к официальным данным по этому вопросу.  Лично я уверена, что все дети могут быть устроены в семьи российских усыновителей, особенно при условии усиления мер развития и поддержки российских приемных семей, предоставления разнообразных дополнительных услуг – психологического, медицинского сопровождения и так далее. Но нужно не только развивать сферу устройства детей-сирот в семьи, но и создать эффективную систему профилактики социального сиротства, комплексно работать с кровной семьей  ребенка, пытаясь сохранить ее.

- А как вообще у нас в Красноярском крае обстоят дела с системой профилактики, усыновления, с учреждениями внесемейного воспитания детей? Отличается ли здесь Красноярский край от других регионов России?

- Если брать численность населения и количество детей-сирот, то ситуация почти везде одинаковая. Это общероссийская беда.  У нас в Красноярском крае более 16   тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Дети-сироты – это те, родители которых или погибли или лишены родительских прав. Дети, оставшиеся без попечения родителей – это те, у которых родители есть. Это дети – социальные сироты. Таких – 90%. И это самая страшная цифра. Такого количество сирот не было даже после Великой Отечественной войны.  Я считаю, что это национальная катастрофа для России.

- В чем причина?

- Причин, как всегда, несколько. Корни уходят в социально-экономическое развитие нашего государства. Мы погнались за производственными показателями, государственная семейная политика  была забыта, ушла на второй план. Чего нельзя было допускать. Какие бы мы задачи не ставили, если не будет полноценной, успешной, здоровой семьи, как основы общества, мы ничего не решим. Несчастный человек строит несчастное общество.

- На мой взгляд, в 90-е было разрушено не только советское государство, но  и система ценностей, по которым жило общество. Мы построили новое государство, вышли из тотальной бедности 90-х, но новых ценностей так и не создали. И недаром сейчас заговорили о национальных скрепах.

- И это правильно. Не только бедность порождает социальное сиротство. У государства должна быть последовательная идеология. Были и более тяжелые периоды в истории нашего государства, но такого отказа от детей не было.  Видимо, есть глубинные процессы, нравственные, которые коренятся в основе общества. Надо работать с душой человека.  Счастливым  общество будет тогда, когда каждый человек будет чувствовать себя комфортно. А мы все должны себя очень плохо чувствовать от того, что рядом с нами есть дети-сироты. Одной из главных национальных ценностей  должна стать семья. Не бедность, а социальная безответственность приводит к тому, что появляются сироты при живых родителях. Мы устраиваем детей в семьи, но каждый год  дети сироты при живых родителях выявляются вновь.  Вот данные Министерства образования Красноярского края: в 2009 году устроено в семью 1906 человек, выявлено новых – 3107; в  2010 году устроено 1815, выявлено – 2948, в 2011-м устроено  1891 ребенок, выявлено – 2900. Сами цифры выявленных детей вроде уменьшаются, но  проблема остается.

- Так может быть дело в самой системе? Ведомств, занимающихся проблемами детей, много, а результата нет?

- Это самая главная проблема, я ее постоянно озвучиваю. И кстати имею немало противников. Мы все эти годы работаем со следствием. Ребенок осиротел – надо его или в детский дом поместить или найти приемную семью. Но чаще первый вариант, он более простой. Передали ребенка в детский дом и все. Государство финансирует детские дома в приоритетном порядке. Там все замечательно с точки зрения жизнеобеспечения детей. Но мы сегодня не боремся с причиной. Значит, система должна быть изменена. Отдельные указы и отдельные приказы все равно не приведут к изменению ситуации. Как бы мы все хорошо не старались. Считаю, что нужно начать с того, чтобы изменить всю систему защиты детства. Должно быть отдельное ведомство, министерство или что-то еще, неважно как оно будет называться, которое будет заниматься только вопросами семейной политики. Где, наконец-то, все вопросы, связанные с нашими детьми и семьей (не надо разрывать!) будут в одних руках.

-  Зачем плодить чиновников, зададут вам многие вопрос?

- Речь не идет об увеличении количества чиновников. Каждое на сегодня существующее ведомство должно выделить функции, связанные с семьей и детством, и передать их в одни руки. Нужно проанализировать общую ситуацию, свести все цифры хотя бы.  У нас же порой разные ведомства по одному и тому же пункту дают разные цифры.  У нас никто не знает, например,  сколько беспризорников в России. А главное – за ситуацию и результат кто-то должен отвечать. Сейчас как бывает: СМИ сообщают о трагедии с ребенком. Начинают разбираться: школа не причем, здравоохранение не причем, соцзащите не причем. Все – не причем. Но ведь дошла же эта мама до той страшной ситуации, когда она отказывается от ребенка? Но ведь мы все были рядом с ней? Система защиты детства и семьи устроена так, что каждый выполняет узко свои функции, а в целом не видит общей картины, а значит и не отвечает за конечный результат. 

- Сейчас о проблеме сиротства в России заговорили в полный голос. Произойдут ли желаемые изменения?

- Я очень в это верю. Политика становится последовательной. Заговорил о проблеме президент, появились указы, обсуждаются пути решения в Государственной Думе. Мне кажется, тринадцатый год должен стать переломным.

- На мой взгляд, обнадеживает и то, что о проблеме заговорило не только государство, но и общество. То есть общество тоже готово решать проблему. Другой вопрос, как объединить усилия государства и общества, чтобы был результат?

- Проблема социального сиротства – это не только проблема государства, и здесь, однозначно,  государство одно ничего не решит. И вы правильно говорите, необходимо объединять усилия. Каким образом? Через общественные организации и СМИ. Например, наша партия «Единая Россия» уже подключилась к этому процессу. Партия, имеющая большинство в законодательной и исполнительной власти, и одновременно являющаяся общественной организацией, - это мост между государством и обществом, который позволяет слышать одних и доносить проблемы, вопросы и пожелания для других. Мне очень нравится название проекта нашей партии «России важен каждый ребенок». В самом названии заложена идеология. В рамках проекта уже разрабатываются меры по совершенствованию системы усыновления, по поддержке опекунов и приемных семей. Одновременно мы будем работать и с общественностью, со средствами массовой информации.

Уже создана региональная рабочая группы проекта, куда вошли и профессионалы, и общественники, и представители СМИ. В ближайшее время мы соберемся на наше первое организационное мероприятие.

- С чего планируете начать?

- На мой взгляд, начинать надо с информационной политики. У нас есть успешный опыт – это телевизионная программа «Ищу маму и папу», это публикации фотографий детей в печатных СМИ.  Судьба ребенка зависит от степени информированности общества о нем. Как только его увидели - сразу же его забирают. Как только ребенка показали - всплеск обращений. СМИ должны стать нашими главными союзниками.  Нужно  показывать не только детей, но и семьи, которые берут на себя ответственность по воспитанию приемных детей. Это ведь и общественное признание таких семей, и распространение успешного опыта.

Нужно информировать и о самой системе усыновления. Многие просто не знают, куда обратиться с этим деликатным вопросом. Я уверена, что потенциальных желающих взять ребенка в семью, намного больше, чем находятся у нас в базе данных.

Мы должны мобилизовать каждое наше партийное отделения, в каждом городе и поселке. И с целью информирования населения, и с целью своевременного выявления неблагополучных семей.

Работы очень много, но, я уверена, вместе мы справимся. У нас в России на каждую тысячу взрослых приходится один несчастный ребенок, или сирота, или оставшийся без попечения родителей. Так неужели мы, тысяча взрослых, не сможем помочь одному ребенку?..

Беседовала Надежда Кичкайло

 

 

Цифры

На 01.01.2012  в Красноярском крае проживало 16218 детей (на 01.01.2010 – 16 320 ребенка), относящихся к категории дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Из них 11401 ребенок (70,2 %) находится под опекой и в приемных семьях, 4817 детей (29,8%) – в учреждениях для детей указанной категории (здравоохранения, образования, социальной защиты населения).

К списку новостей

Вам может быть интересно

Поиск по сайту

Например: НПА Совета депутатов

×

Размер шрифта A A A

Цветовая схема A A

Выключить изображения