Зашкаливающее количество отчетности отвлекает местные администрации от решения насущных проблем, а бесконечные проверки и санкции заставляют местных чиновников чувствовать себя мальчиками для битья

14.03.2011

Одной из самых болезненных проблем местного самоуправления сегодня стало доходящее до абсурда внимание со стороны проверяющих органов. Раньше проверками донимали предпринимателей, но после того, как верховная власть запретила «кошмарить бизнес», контролеры переключили внимание на муниципалитеты. «Максимальное количество отчетов, предоставленных одним из опрошенных муниципалитетов, составило 4035 документов в год. Значит, каждый рабочий день муниципалитет в различные инстанции должен направлять по 16 отчетов», — описывал ход парламентских слушаний «О проблемах реализации полномочий органов местного самоуправления в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» замруководителя администрации города Дудинки Евгений Мойсюк. И к этому, по словам автора доклада, надо прибавить еще 27 ответов в день на различные запросы, поступающие в муниципальные образования, а также по одной ежедневной проверке контрольно-надзорными органами.

Ситуация обострилась до такой степени, что Минрегион, Генпрокуратура и представители муниципалитетов даже собрались на особое совещание, чтобы решить, как освободить местные власти от инспекторского пресса. На этом мероприятии министр регионального развития Виктор Басаргин, в частности, рассказал, что нередко разные проверяющие инстанции (коих на местную власть приходится более двух десятков) требуют от администраций предоставить одну и ту же информацию, которая к тому же вывешена в открытом доступе на сайте. При этом сроки предоставления сведений, запрашиваемых проверяющей стороной, могут составлять всего пару часов. Дело доходит до того, что специально для работы с контролирующими инстанциями сельским администрациям, где служат в основном по два-три человека, приходится выделять отдельного сотрудника.

При этом мало какая проверка оказывается безрезультатной — контролеры выявляют сотни тысяч нарушений в год (см. таблицу), соответственно, и штрафные санкции исчисляются весьма солидными суммами. Некоторые главы муниципалитетов признавались автору в личной беседе, что штрафы, взимаемые с местных органов власти, составляют основную часть неналоговых доходов бюджета их региона.

Справедливо возникает вопрос: раз прокуратура фиксирует такое количество нарушений, может быть, местная власть действительно нуждается в усиленном контроле? Ведь учитывая пресловутую неразвитость институтов гражданского общества, можно предположить, что контроль местной власти со стороны населения недостаточен, чтобы победить коррупцию, и для этого нужен государственный надзор. На это руководитель аппарата комитета Совета Федерации по местному самоуправлению Ольга Мотякова отвечает однозначно: «Доля нарушений, совершенных муниципалитетами “со зла”, минимальна. Действительно, среди местных чиновников встречаются люди, пришедшие исключительно с целью “заработать”. Но когда говорят, что в муниципалитетах одни взяточники, я всегда предлагаю взять процент привлеченных к ответственности муниципалов от общей их численности по стране и сравнить с аналогичным показателем по федеральным чиновникам. Уверяю вас, при таком сравнении муниципалитеты отнюдь не лидируют».

Невиновных нет
«Одна из типичных трудностей — разобраться, на кого возложено по закону то или иное полномочие, на муниципалитет или государство, — продолжает Ольга Мотякова. — В законе много нюансов». В результате муниципалитеты зачастую за свои деньги выполняют не свои обязанности, а потом силятся выполнить свои, не имея должного финансирования. К сожалению, разобраться в этом вопросе сложно даже квалифицированным специалистам, а результатом путаницы, как правило, становится прокурорский протест. Так, например, обстоит дело с предоставлением жилья детям-сиротам. По закону это полномочие субъекта федерации, которое он может передать на местный уровень только с соответствующим финансированием. Если же регион не заложил расходы в бюджет, муниципалитет ничего делать не обязан. Тем не менее именно местной власти постоянно достается за невыполнение этой нормы от прокуратуры.

Еще одна беда местных администраций — пресловутый ФЗ № 94, регламентирующий процедуру проведения государственного и муниципального заказа. «Это невозможный закон, он все ставит с ног на голову, — говорит Александр Семенов, глава администрации Демидовского района Смоленской области. — Бывает, что недобросовестный поставщик плохо оказывает услугу. А в результате муниципалитет не может осуществлять полномочия, потому что этот закон не позволяет расторгнуть контракт и заключить его по-новой». Если же власти этот закон нарушат — опять придется объясняться с прокуратурой.

Следующая ловушка для местных администраций — различные СНИПы и ГОСТы, многие из которых утратили актуальность или попросту неприменимы, но тоже могут служить основанием для претензий. Как рассказывает глава Суховерховского сельского поселения Костромской области Владимир Смирнов, в это село в один прекрасный день приехали с инспекторской проверкой пожарные вместе с представителем прокуратуры. Проверяющие обнаружили нарушение: отсутствует пожарный пруд. Главе сделали замечание и потребовали исправить положение. К счастью, был найден простой и дешевый выход: глава договорился с односельчанином, что его гусиный пруд будет именоваться пожарным, для чего на берегу водоема был водружен пожарный щит. По словам Владимира Смирнова, это первый за сто с лишним лет пожарный пруд во всей округе. Однако следом за этим было обнаружено новое нарушение. По словам пожарного инспектора, по имеющемуся нормативу к пруду должен вести подъездной путь с твердым покрытием и разворотной площадкой 12х12 метров. «Но к нашей деревне ведет такая дорога, по которой не то что пожарная машина, а ГАЗ-66 может проехать только в сухую погоду. Поэтому 100 тысяч рублей, в которые обойдется подъездной путь, это пустая трата денег, причем весьма чувствительная для села с годовым бюджетом 1,8 миллиона рублей», — говорит глава поселения. Попытки воззвать к здравому смыслу и доказать неадекватность требований пожарных в суде ни к чему не привели.

«В древнем Китае императорские законы были составлены так, что их было невозможно не нарушить. Поэтому каждый чиновник зависел от милости вышестоящих лиц и дрожал перед проверками, что позволяло держать его в постоянном страхе и покорности», — напоминает известный теоретик государственного управления Александр Оболонский. Как ни далеки наши времена от имперского Китая, ситуация выглядит похоже: автору приходилось лично наблюдать случаи, когда регион использовал репрессивный механизм против неугодных муниципалов. При формальной независимости местного самоуправления главы стараются не ссориться с властями субъекта, от которых к ним поступают трансферты, субвенции и субсидии. Так и возникают абсурдные и противозаконные ситуации, когда муниципалитет оказывает безвозмездные услуги федеральным ведомствам, бесплатно предоставляя им помещения, а кое-где даже выделяя деньги на довольствие федеральных служащих. Согласно упомянутому докладу по муниципалитетам Крайнего Севера, избавлены от имущественных притязаний федералов только 10% муниципалитетов! И ситуация в других регионах России, по наблюдениям автора, не лучше.

Впрочем, главная причина наплыва армии проверяющих все-таки «палочная система» — отчетность по количеству совершенных проверок и выявленных нарушений. Для максимизации отчетного показателя количество выявленных нарушений должно постоянно расти вне зависимости от того, как ведут себя проверяемые. «Они себе “палку” поставят, а мы за это платим реальными деньгами, которые могли пойти на что-то действительно важное!» — возмущается Владимир Смирнов.

Прекратите «кошмарить»!
Судя по всему, защищать местные власти будут по той же схеме, что и малый бизнес. Например, генпрокурор Юрий Чайка уже высказал предложение ограничить максимально возможное число проверок местных администраций, а прокуратуре, как главному надзорному органу в стране, взять на себя роль координатора проверок — чтобы контролеры ходили не по очереди, а все вместе и не дублировали друг друга. Некоторые шаги уже даже предприняты: ведомствам было рекомендовано вместо рассылки запросов более активно пользоваться сайтами муниципальных образований для получения информации. На выездных совещаниях с местными прокурорами уже ведут «разъяснительную работу», как надо бы взаимодействовать с муниципалитетами.

Смена ориентиров происходит и в заскорузлой «палочной системе». Акцент в оценке деятельности прокуроров постепенно перемещается в область превентивного надзора, при котором муниципалитеты еще до принятия своих нормативно-правовых актов отправляют их проекты на проверку в прокуратуру, где им указывают, какие пункты могут вызвать нарекания надзорных органов. Такое предварительное обсуждение позволяет существенно снизить количество некачественных местных законов. А главное, что за это прокуратуре тоже ставят «палочки».

По мнению Ольги Мотяковой, теперь очень важно, чтобы взаимодействие органов государственной власти с муниципалитетами перешло из формы поучительно-наказательной в форму сотрудничества, в первую очередь методологического и информационного. Эффективное обучение муниципалов будет неоценимой помощью, потому что, несмотря на все пробелы законодательства, можно найти законный выход, и тогда муниципалы будут сами допускать меньше оплошностей, а у проверяющих структур будет гораздо меньше поводов проверять и наказывать.

Пока же главы муниципалитетов продолжают себя чувствовать мальчиками для битья. «Когда я приезжаю в прокуратуру, — рассказывает Владимир Смирнов, — то часто встречаюсь там с другими главами. Я с ними так и здороваюсь: “Привет, преступники!”»

Тем не менее появилась надежда на скорое облегчение ситуации. Правда, возникает логичный вопрос: когда перестанут «кошмарить» муниципалитеты, кто станет следующей жертвой инспекторов?

Эксперт №9 (743)

К списку новостей

Вам может быть интересно

Поиск по сайту

Например: Калькулятор

×

Размер шрифта A A A

Цветовая схема A A

Выключить изображения